ТВОРЧЕСТВО. ПРОЗА.
 
 
ПРОЗА
Pinhead.
ЖИВОЙ.
Автор: PINHEAD
РАССКАЗ-4.

Внутри оказалось именно так, как и предвидела Алиса. В воздухе стоял устойчивый затхлый запах, все предметы в комнате покрыты толстенным слоем пыли, а сквозь небольшое окошко свет проникал лишь слабой дымкой, разбавленный грязью на стекле. Дверь заскрипела, пытаясь возвратиться на прежнее место в проеме, но Алиса успела поймать ее за насквозь проржавевшую ручку, и вновь распахнула, прижав обломком кирпича, подобранного рядом с крыльцом. Посреди комнаты стоял прямоугольный большой стол с двумя стульями, бывший, видимо, когда-то гордостью владельца, судя по резьбе, теперь скрытой толстыми пыльными наростами. Третий стул валялся в углу, сломанный и раскоряченный ножками наружу. Кроме этого из мебели в комнате был еще только огромный металлический шкаф, напоминающий старинный сейф и остатки кровати в дальнем конце комнаты. Бывшее белье на ней истлело, превратясь в ком пыльной слизи и добавляло неприятный оттенок в и без того почти непригодную для дыхания атмосферу домика.

«Сколько таких вот брошенных поселений по всей Галактике», - подумала Алиса. Наверное, даже в Центре нет точной статистики. Сотни цивилизаций, тысячи попыток основать колонии. Сколько ошибок, сколько неудачных экспедиций, сколько нерешенных конфликтов уже потом, после расселения, приведших к заброшенным поселкам, научным городкам, шахтам, фабрикам, электростанциям. Остающихся гниющими язвами на теле планет, распространяющих вокруг себя тлетворное влияние на окружающие экосистемы, являющихся источником опасности для исследователей, новых колонистов, просто гостей. Половина всех новых опасных эпидемий, гибель ученых, поселенцев, подрывы, отравления, нападения местной мутировавшей фауны и даже флоры. Всё это последствия таких вот брошенных подарочков «цивилизованных» освоений.

- Пикник на обочине, - пробормотала Алиса и зажгла фонарик.

В ярком белом свете заплясало желтоватое море пыли, застывшей в воздухе. «Надо было прихватить фильтр, - подумала Алиса, - о чем ты, дорогая, вообще думала, когда собиралась сюда?!» На серых бетонных стенах и потолке виднелись темные потеки чего-то похожего на густую смолу. Посередине правой от Алисы стены проходила тонкая прямая трещина. Даже не одна. Две. Алиса подошла поближе.

Это была дверь. Аккуратно заштукатуренная. Теперь штукатурка треснула. «Следовало ожидать, - закивала Алиса, - снаружи явно видна пристройка. Интересно, что нас ждет в той комнате? Наверное, очередной пыльный душ».

В комнате стало чуть темнее. Алиса насторожилась и выключила фонарик. Так и есть. Из открытой двери на нее падала тень. Довольно большая. Прыгать Алиса не стала. Гордость не позволила. Но, когда она обернулась, то поняла, что лучше бы была поскромнее.

На пороге стояла «принцесса». Местная трехметровая тварь, поглощавшая всё, что пахнет едой, абсолютно безмозглая, но с невероятной реакцией. Алиса не понимала, что за странное чувство юмора у штурмовиков, впервые столкнувшихся с ней на этой планете, что они обозвали таким красивым прозвищем приземистое существо с двенадцатью лапами, которыми она быстро перебирала, гоняясь за дичью, огромной пастью с шестью раскрывающимися во все стороны челюстями и несколькими разноцелевыми отростками, используемыми по ситуации. Еще у нее был длинный тонкий хвост, которым она буравила почву в засушливый период и высасывала воду из глубины.

«Принцесса» медленно протискивалась в дверь. Алиса вспомнила, что сама предпочла оставить ее открытой и выругала себя за нарушение очередной инструкции. Разведчику следовало всегда выставлять максимум преград между окружающим миром и своим собственным задом.

Теперь корить себя было поздно, и Алиса лихорадочно пыталась найти выход из положения. В руке у нее был только фонарик, а доставать бластер не было возможности. Как только тварь заметит любое резкое движение, она тут же молниеносно перешибет Алисе обе ноги одним из своих отростков или же обмотает другим с ног до головы, как удав свою жертву.

Тварь оскалилась, разведя челюсти и зашипела. С ее иглообразных клыков капала белая слюна. Алиса поняла, что ей надо немедленно убраться с того места, на котором стояла. Она обвела взглядом комнату, оценивая обстановку и, наконец, решилась. Направив фонарик в глаза «принцессы», она включила свет на полную мощность и прыгнула вверх и влево. Она рассчитывала оказаться на столе. Оттуда Алиса и решила выстрелить. Однако вышло несколько по-иному. Тварь на мгновение замешкалась, ослепленная ярким светом, но почти тут же длинный отросток с тяжелыми костяными буграми стегнул по тому месту, где только что стояла Алиса и угодил прямо в ножку стола. Обветшавшая древесина тотчас переломилась, и стол под прыгнувшей Алисой буквально рассыпался на части. Она покатилась по полу, к счастью в угол к кровати, с острой болью в ступне и кучей ушибов. Но бластер уже был в ее руке. Это движение выполнялось столь автоматично, что Алиса вообще не думала о нем. Просто в нужный момент оружие вылетало из кобуры и смотрело в сторону цели. «Принцесса» стремительно изогнула гибкое тело к лежащей Алисе. Бластер девушки был направлен между раздвинутых коленей прямо в морду чудовищу. Она выдохнула и нажала на спуск. Вместо привычного шипения раздалось короткое «пффф!», и бластер замолчал. Он был разряжен. Алиса не успела подумать о том, почему так случилось. Она только поняла, что сейчас умрет. Это было очень досадно! Умереть в гадкой пасти какого-то примитивного существа на далекой планете. Досадно, и вовсе не так, как Алисе хотелось бы.

Впрочем, у нее был последний шанс. Она сделала кувырок назад через голову, оттолкнулась ладонями от пола и оказалась на кровати в гниющей куче трухлявого белья. Ноги и руки увязли в противной слизи, но Алиса даже не обратила на это внимания. Она вскочила, готовая прыгать, но тварь была быстрее. Она словно перетекла на своих многочисленных ногах через поломанный стол и встала прямо перед кроватью. Алиса прижалась к холодной стене, когда «принцесса» приподняла голову и почти уперлась в нее своей пастью. Ужасно хотелось закрыть глаза, не видеть момента броска. Алиса пересилила себя и заворожено уставилась в страшную морду. Челюсти подрагивали в предвкушении добычи, слюна стекала тонкими струйками через щели между челюстями. Языка у твари не было, она помогала себе заталкивать добычу в пасть многочисленными маленькими и подвижными выростами, похожими на сяжки муравья. Они непрерывно шевелились, почти касаясь Алисы. «Принцесса» качнула головой. Алиса вся вжалась в стену и издала что-то похожее на писк. Но тварь почему-то медлила. Она несколько раз поводила головой из стороны в сторону, опустила ее вниз и приподняла вверх, обнажив желтые пятна на шее.

«Она же принюхивается», - догадалась Алиса. Никаких явных ноздрей у «принцессы» не было, но обонянием она не была обделена. Этим она могла дать фору любой собаке-ищейке.

«Принцессе» явно что-то не нравилось. Она беспокойно зашевелила своими подвижными ногами, отчего ее тело пошло волнами, колыхая суставами, торчащими из-под бурой кожи. С видимым неудовольствием она попятилась назад, потом грациозно развернулась и утекла в дверь. Последним исчез ее длинный хвост, увенчанный роговой иглой. Алиса почувствовала, что ноги ее не держат. Она с огромным облегчением выдохнула воздух и едва не опустилась вниз. В последний момент она вспомнила, где стоит и шагнула вниз из зловонной кровати. Ее ботинок что-то вывернул из массы под ногами и отправил на пол. Глаза Алисы полезли на лоб. Это была человеческая берцовая кость. Она вдруг поняла, в чем с ног до головы измазан ее комбинезон. В следующие пару минут Алису выворачивало наизнанку. В голове не было ни единой мысли. Не осталось ничего даже от недавно перенесенного ужаса. Стоило только подумать о своем кувырке на постель, и желудок снова начинал реагировать бешеными судорогами. Наконец, когда наружу уже ничего не извлекалось, и только горло сжимали дикие спазмы, Алиса поняла, что постепенно выбралась из домика.

Она осмотрелась. «Принцесса» скрылась в зарослях. Заросшая поляна перед домиком снова была такой же, как и полчаса назад. Пустой и безмолвной. Единственным желанием Алисы сейчас было поскорее скинуть комбинезон. И только нежелание оставаться почти голой посреди заброшенной колонии на малоисследованной планете заставляли ее удерживаться от этого. Можно было, конечно, вызвать штурмовой катер. Но давать поводы для зубоскальства этим парням из отряда прикрытия Алисе тем более не хотелось.

В двухстах метрах протекал небольшой ручей. Однако в воде встречались плотоядные черви. К тому же в береговых зарослях водилась ядовитая птица, обожающая травить добычу, а потом выклевывать ей глаза. А у Алисы даже нет бластера. Да, кстати, а в чем дело с бластером? Алиса до сих пор сжимала его в руке. Первое правило: оружие не выпускать из рук ни при каких обстоятельствах. Уж как инструктора покуражились над курсантами, пытаясь на занятиях лишить их собственных бластеров!

И теперь он почему-то оказался разряжен. Алиса вытащила батарею. Она была совсем пустой. Этого просто не могло случиться! Не было такого никогда, чтобы Алиса забыла проверить оружие перед заданием. Да и вообще… Из него надо было часа два палить без передышки, чтобы батарея полностью села. Поэтому никто из агентов практически никогда не носил с собой запасную. Это было просто ни к чему. Однако Алиса не в состоянии сейчас была разгадывать загадки. Потом, потом. Возможно, потом она будет думать, что это даже к лучшему. Заурядная формальность превращается в настоящее расследование. А раскрывать чужие тайны Алиса обожала. Может быть даже больше всего на свете.

Но сейчас ей было не до тайн. Она, было, совсем уже собралась махнуть рукой на осторожность и податься к ручью, но ее удержала проснувшаяся интуиция. Слишком много сегодня было неудачных случайностей. И почему-то Алисе показалось, что у ручья ей тоже не повезет.

- Черт! – выдохнула она вслух и принялась продираться сквозь заросли вокруг поляны к вездеходу, думая о том, что роботам придется постараться, чтобы отчистить после нее салон.

Вездеход таранил подлесок с сумасшедшим треском и шумом. Конечно, Алиса предпочла бы не распугивать местных обитателей, но другого выхода у нее не было. Из летающих средств в отряде был только штурмовой катер, на котором они, собственно, прилетели сюда. А такую громадину не посадишь в местных зарослях. Тащиться же пешком пять километров до заброшенного поселка через ультрапересеченную местность, населенную агрессивной фауной, Алиса считала невозможным для себя делом. Кстати говоря, в официальных отчетах было проставлено заключение, что поселение якобы брошено именно по причине чересчур агрессивной окружающей среды. То есть, сперва они вообще не обращали внимания на местных животных, а потом бросили из-за них всю технику и постройки. Алиса считала, что заключение притянуто за уши.

Собственно, именно поэтому она здесь и находилась. Для рутинной проверки. Вроде бы отдел Наблюдения обнаружил подозрительную активность в районе брошенного поселка. Задание было совсем скучным и не представляющим никакой сложности. Из тех, которые поручают стажерам. Кром прекрасно это понимал и отправлял сюда Алису скрепя сердце. Но у него не было другого выхода. В отделе случился один неприятный инцидент, из-за которого почти все оперативные сотрудники по уши увязли в работе. Алисиному начальнику пришлось, в связи с этим, посылать свободного агента на «детсадовское» задание.

«И на этом задании я уже умудрилась едва не погибнуть!» - подумала Алиса с досадой. Вездеход прыгнул через овраг и выскочил на широкую прогалину, поросшую редким кустарником. Кустарник походил издалека на бурые скопления гигантских опят. Черная пирамида штурмового катера возвышалась над несколькими крошечными домиками из коралла. Вокруг слегка плыло едва заметное марево. «Периметр успели поставить», - отметила Алиса и набрала на пульте код доступа.

Когда она резво выскочила из кабины, намереваясь броситься в душ, ей пришлось с криком опуститься на одно колено. Она совсем забыла про боль в ступне. И теперь та дала о себе знать самым недвусмысленным образом. Вряд ли это был перелом, решила Алиса про себя, но к врачу, видимо, всё-таки придется обратиться. Она поднялась и заковыляла в свой домик, осторожно наступая на носок больной ноги.

Не смотря на то, что жилища были буквально миниатюрными, они рассчитывались на двоих. Алисе повезло, что она оказалась единственной женщиной в группе. Поэтому она получила домик в полное распоряжение и жила в относительном комфорте. Зайдя в круглую комнатку, Алиса заперла дверь, вывернула содержимое карманов комбинезона в дезинфекционный шкаф, а потом наконец-то избавилась от загаженной одежды и ботинок, отправив их в утилизатор. Крохотная кабинка душа сейчас казалась для нее верхом удобств цивилизации.

Устроив освежающую процедуру для своего уставшего тела из чередования обжигающей и ледяной воды, Алиса выбралась из душа, шумно вдыхая кондиционированный воздух. Теперь она чувствовала себя человеком. Открыв холодильник, она выложила на стол несколько крохотных готовых бутербродов и упаковку кефира. Потом она жадно отправляла бутерброды в рот, запивая громадными глотками кефира, который стекал по ее губам и подбородку, капая на всасывающий жидкость пол. Когда Алиса почувствовала приятную наполненность в области желудка, она натянула новый комбинезон и отправилась к врачу.

Конечно, Ишида не был врачом в полном смысле слова. Группа была слишком мала, чтобы иметь самостоятельного врача. Просто один из штурмовиков, имеющий дополнительную медицинскую специальность. Каждый из штурмового отряда обязательно должен был владеть второй специальностью. У Ишиды это была медицина. Про себя Алиса думала, что ей с ним повезло. Он был очень серьезен и не болтлив. Не лишние качества для врача.

Ишиду Алиса нашла в катере. По основной специальности он был двигателистом и механиком вакуум-оборудования. Сейчас он вместе с роботом менял полуметровый соленоид в гравитационном двигателе и напевал что-то старинное и до боли знакомое.

- Как его зовут? – спросила Алиса по-японски, заглядывая в люк.

Ишида освободил голову с иссиня-черной шевелюрой из-под опорного кронштейна и улыбнулся.

- Здравствуй, Алиса, - сказал он, - кого зовут?

Чем еще он отличался, так это непременной вежливостью. Никогда не забывал поздороваться.

- Здравствуй. Как зовут певца, песню которого ты напевал? Я никак не могу вспомнить. Крутится на языке…

- Элвис Пресли. Он жил… давно.

- Да, да, конечно. Вспомнила. Спасибо. Ты не мог бы посмотреть мою ногу, когда освободишься? Я не думаю, что там что-то серьезное, но так… на всякий случай.

- Я немедленно иду с тобой к аппарату!

- Не торопись. Это не срочно.

- Алиса, ты что же, предлагаешь мне продолжать копаться с грудой железа, отложив твою ногу на потом? Несерьезно рассуждаешь.

Алиса улыбнулась.

- Хорошо. Как скажешь. В серьезности мне с тобой не тягаться. Я, и вправду, исключительно несерьезная особа.

Большой диагностический аппарат группа поместила в отдельном домике. Так требовала инструкция. Хотя штурмовики обычно ворчат, делая это. Аппарат можно оставлять и в катере, а лишний домик никогда не помешает. Если сержант смотрит сквозь пальцы, обычно так и делают. Но в присутствии специального агента на такие вольности никто не решился. Хоть Алиса и была по возрасту младше любого из группы, но по своему статусу она легко могла взять командование на себя, если бы ей это понадобилось.

- Что произошло? – в первую очередь спросил Ишида. - Из-за чего травма?

- А! – махнула рукой Алиса. – Пыталась спастись от «принцессы».

- На тебя напала «принцесса»?!

- В общем, да. А чего ты так встревожился?

- Алиса, она к тебе близко подобралась?

- Смотря что называть…

- Прошу тебя, не увиливай от ответов!

- Достаточно близко, чтобы я разглядела ее клыки в десяти сантиметрах от собственного носа.

- Тогда хочу тебя огорчить, но тебе придется потратить полчаса на полное обследование.

- Зачем еще?

- Эта тварь таскает на себе такой букет местной микрофлоры, что в тебе может сейчас сидеть добрая сотня разнообразных болезней.

- Меня же прививали…

- Это всё ерунда! – Ишида нахмурился. – Планета почти не исследована. Я не поручусь, что прививки общего действия здесь помогут. Так что раздевайся и ложись под «колпачок».

Алиса взглянула на кушетку диагностического аппарата и покачала головой. Этого только не хватало! Подхватить здесь неизвестную болезнь и загреметь с банальной проверки в карантин. То-то будет смеху в отделе!

- Имплантантов в тебе, надеюсь, пока нет? – спросил Ишида, пока Алиса стаскивала комбинезон в очередной раз за этот день.

- Нет, слава богу. Вся «натуральная».

- А это что? – он указал желтым пальцем на тонкую белую полоску под левой грудью.

- Это? А! Чепуха! Чиркнули столовым ножом.

- Ножом?! Патрульная ткань не режется.

- Это… не на работе. Меня пригласили как-то раз на одно празднество. А я, дура, согласилась. Обычно меня от всех этих сборищ тошнит. Скука ужасная! Представь себе, в кои-то веки нарядилась в вечернее платье, и мне его в этот же вечер… Почти пополам.

Ишида усмехнулся.

- Что, враги выследили?

- Да нет. Один неуравновешенный молодой человек. Поклонник, короче говоря.

Алиса скривилась.

- Навоображал себе неизвестно что! Я, признаться, совсем не ожидала, что на меня будут кидаться с ножом в таком представительном собрании. Вот и опоздала чуть-чуть.

- Досталось ему, наверное?

- Да уж. Еще как! Я ему челюсть сломала. Не нарочно, разумеется. Просто от неожиданности. Потом его еще с работы сняли. Я просила, чтобы оставили его в покое. Всё равно сняли.

Алиса подумала, зачем она вообще всё это рассказала? Никогда ведь не рассказывала. Наверное, потому что Ишида действительно хороший врач, которому хочется рассказывать истории из своей жизни.

- Сильно поклонники донимают? – спросил он, занимаясь с пультом диагноста.

- Сейчас не так. Вот раньше был кошмар!

Алиса забралась под колпак аппарата. Она опять вспомнила сейчас, что сотворил один из ее безумных поклонников десять лет назад, и снова, как обычно, к горлу подкатил комок слез.

- Это неудивительно, Алиса. Должна бы уже привыкнуть. Ты же само очарование!

Она закрыла глаза. Аппарат загудел. Знал бы Ишида, что «само очарование» по сути ни разу по-настоящему не целовалось ни с одним мужчиной. Алиса досадливо сжала губы. Все ее влюбленности, начиная с самой первой, в пятнадцать лет, сбегали от нее почти сразу. Из-за ее завышенных требований и слишком сильных чувств одновременно. Мало какой юноша выдержит такой «контрастный душ». Почему так выходило, что ее сердце всегда выбирало человека, мало подходящего на роль терпеливого партнера? Даже в Академии у нее ничего не получалось с отношениями, хотя там был выбор. Шире некуда. Поэтому пока другие страдали от любовных интриг, Алиса посвящала всё время подготовке.

«Может ты потому и стала лучшей, милая моя?!» – вдруг пришла ей в голову неожиданная мысль. Совсем не радостная мысль.

Оставался еще Павел. Единственная настоящая любовь Алисы бегала от нее уже пять лет. С того момента, как она не выдержала, призналась ему в своих чувствах. Пусть не прямо. Но он всё прекрасно понял. Понял и решил избегать с тех пор всяких разговоров на эту тему. Хотя Алиса чувствовала, что он любит ее так же сильно, как и она его. Но причины тут были иные. Всё упиралось в его обостренное чувство независимости. Мать всегда чересчур сильно удерживала Павла от самостоятельных действий. Теперь он доказывал всему миру, что может сам принимать решения. Впрочем, он с детства это всем доказывал.

«Неужели он увидел во мне свою мать?!» – подумала Алиса с ужасом. Хорошенькое дело! Кажется, он всегда твердил что-то такое о ее материнском инстинкте. В результате, она одна. Всегда одна!

Алиса проснулась. Когда она успела задремать? Ишида сидел у пульта и смотрел в окно.

- Я долго спала? – спросила Алиса.

- Два часа.

- Два часа?! Ты не мог меня разбудить? Так и сидел?

- Да зачем же мне тебя будить? Диагност выявил у тебя явные признаки хронической усталости.

- Еще чего он выявил, твой диагност? – Алиса с недовольным видом вылезла из аппарата и принялась одеваться.

- С ногой твоей всё в порядке. Просто сильное растяжение. Уже исправлено. В остальном же, - Ишида развел руками, - здорова…

- Как корова, - подхватила Алиса по-русски.

- Если хочешь, - улыбнулся Ишида.

- И на этом спасибо. Выходит я – симулянтка.

- Как будет угодно. А теперь, если позволишь, я пойду взгляну, справился ли робот с соленоидом в одиночку.

- Конечно. Иди. Спасибо.

- Не за что. Будь здорова. Да, - вспомнил он уже на пороге, - найди сержанта. Артур просил передать, что хочет с тобой поговорить.

- Хорошо. Ты не знаешь, о чем?

- Нет, - покачал головой Ишида и прикрыл дверь.

Pinhead. © 2004.
ASBooks.
 
 


Ждем ваших работ

МИЕЛОФОНстрелкаТВОРЧЕСТВОстрелка
ТВОРЧЕСТВОстрелкаВИДЕО И ФЛЭШ
| ВИДЕО | REAL-ВИДЕО | ВИДЕО В MPEG4 | ФЛЭШ |
Сайт открыт 1 июля 1999 года.

© Материалы - Наталья Мурашкевич

Прозаики Поэты Вернисаж Музыка Видео и флэш